Развитие речи Эмоциональное развитие Общение Заметки из практики

ИСТОРИЯ С ОТКРЫТЫМ ФИНАЛОМ

1 year ago
Photo

Вместе с Лешей в мою жизнь вошло слово «аутизм». Случилось это 25 лет назад, когда ему было 3 года, а я была начинающим, но довольно самолюбивым психологом. А начинающие и самолюбивые обычно считают, что им море по колено. Я на тот момент была психологом гороно, могла легко провести городской семинар, тренинг, написать методичку, разработать программу, проконсультировать, написать рецензию и т.д. Что мне стоит позаниматься с ребёнком, который «отстаёт в развитии и не хочет говорить»? Конечно, позанимаюсь.

25 лет назад рынок психологических услуг был в зачаточном состоянии, поэтому я рассматривала такую возможность как некое приключение в свободное от работы время, по современным понятиям «квест». Я была уверена, что, пройдя этот квест, лихо решу все проблемы ребёнка, а заодно и всей его весьма проблемной семьи (чего уж там мелочиться!).

Сценарий, нарисованный моим сознанием, был сломан сразу. Лёша, который был почти ровесником моего сына (а этот факт давал мне иллюзорное основание считать, что я очень большой специалист по части работы с этой возрастной категорией) не пошёл со мной на контакт КАТЕГОРИЧЕСКИ . И менять своё решение совсем не собирался, с акцентом на слове СОВСЕМ. Его увлекало только одно: он снимал с открытых полок все книги и строил из них ряды. На попытки пресечь эту деятельность отвечал бурным протестом и негодованием, потом бросал все, что попадало под руку, в любом направлении, часто прямо мне в лицо.

Вспоминая сейчас эти первые занятия, я поражаюсь своей беспомощности: все, что делала тогда, выглядело как жалкие попытки противостоять, вместо того, чтобы присоединиться, а потом вести за собой. Время шло, и с каждым днём я убеждалась, что в этом противостоянии сильную позицию занимаю отнюдь не я. Лёша был сценаристом и режиссером каждого занятия, я - всего лишь актером в его театре. Почему Лешина мама тогда не отказалась от таких занятий? Да потому, что я была не первым психологом в его жизни. Мои предшественницы быстро опустили руки и объявили о капитуляции.

Сейчас, когда практический каждый, кто читает эти строки, не имея профессиональной подготовки, скажет: «У Леши, наверное, аутизм, нужны другие подходы»,- такая история о полной беспомощности психолога выглядела бы неправдоподобно. Нынче информации об аутизме переизбыток, в ней легко утонуть. А тогда, без интернета, без специальной литературы, все, кто входил в эту тему, попадали в вакуум. Даже базовых знаний по аутизма не было! Ведь нельзя же назвать базовыми знаниями одну лекцию об аутизме с комментарием преподавателя: «Не будем углубляться эту тему, вы с ней вряд ли столкнётесь, по статистике таких детей 1 на 10 000 детского населения»!

И тогда я с высоты пьедестала своих амбиций спустилась к самому подножию и призналась: «Я НИЧЕГО не знаю о Лешином состоянии, я СОВСЕМ не понимаю, как мне работать с Лешей». И начались поиски информации. Первым моим достижением было то, что я поняла: у Леши не ЗПР, а аутизм (ко мне Лёша попал с диагнозом ЗПР). Это было чрезвычайно важно, так прояснился хотя бы вектор моих дальнейших розыскных работ. Каждая добытая отксерокопированная статья или (о , счастье!) брошюра были просто на вес золота. Потом начались поездки в Москву, Питер, Таллинн на какие-то (иногда весьма сомнительные по своему качеству)семинары.

До нас дошли слухи об АВА, холдинг-терапии, дельфинотерапии, иппотерапии, БГБК диете, потом стала появляться литература. Книга Никольской, Баенской, Либлинг «Аутичный ребёнок: пути помощи» стала чуть ли не откровением, появилась возможность хоть что-то рекомендовать родителям. Все добытые по крупицам знания «тестировались» на Леше: пробуем - понравилось с используем дальше; пробуем - не понравилось - отказываемся. Других вариантов просто не было. И понеслось! Аутизм вытеснил все остальные темы в моей работе психолога, мой психологический кругозор сузился, но при этом углубился.

Через все эти трудности мы проходили вместе с Лешей, появились первые успехи, а вместе с ними появились и другие дети с таким же диагнозом (не всегда на тот момент официально установленным),но совершенно не похожие на Лешу. Уже тогда я поняла, что никакой единой методики у меня в работе с аутичными детьми не будет, потому что нет какого-то единого образа, иллюстрирующего понятие «аутизм». К каждому - свой ключик!

Заговорил Лёша в 6 лет, сразу начал строить фразы, знания впитывал легко. Появилась возможность уточнить диагноз : синдром Аспергера с мутизмом (до 6 лет), потом без мутизма. Были, к сожалению, не только радостные события.

С Лешей мы пережили вместе очень многое: уход папы из семьи, смерть мамы, когда ему было 9 лет. Бабушкины взгляды на план работы были очень далеки от правильного понимания целей коррекции, тем не менее занятия продолжались до момента окончания школы. Бабушка воспринимала их как некий костыль, который поможет успешно закончить среднюю школу и поступить в вуз. Я старалась делать акцент на эмоции, социализацию и коммуникацию, так как сам процесс обучения никаких затруднений у Леши не вызывал. Лёша хотел, чтобы ему не мешали заниматься тем, чем он в данный момент увлечён (смена увлечений у него происходила примерно 1 раз в год, причём кардинально).Это было похоже на басню «Лебедь, рак и щука».

Почти 16 лет, до самого окончания школы (в школу он пошёл в 8 лет), мы прикладывали усилия для того, чтобы слово «аутизм» играло все меньшую роль в его жизни.

После окончания школы и до сих пор иногда встречаемся ( всегда по его инициативе), приурочив встречу либо к празднику, либо к приезду моего сына, чтобы встреча была более «многолюдной». И вот недавно Лёша захотел прийти в гости.

Общаемся впятером ( с нами мой муж, сын и его жена). Мы засыпаем его вопросами: чем сейчас увлекается, чем занят на работе, с кем общается, как поживает бабушка, где проводит отпуск и т.д. Слушаем долгие и очень-преочень обстоятельные ответы. Следить за реакцией слушателей и реагировать на неё он, к сожалению, так и не научился. Временами нам скучно. Например, слушать чтение вслух статьи для Википедии по узко специальной теме никого из нас не вдохновляет, но слушаем, даже задаём вопросы, понимая, что не так уж много есть у Леши потенциальных слушателей.

И вдруг я ловлю себя на том, что мы уже общаемся два часа, а ни одного вопроса в наш адрес так и не прозвучало. Ни одного!!! Ни к кому из нас!!! Не могу сдержать эмоции : «Леша, а почему ты нас ни о чем не спрашиваешь?” И в ответ я получаю звонкую пощечину: «Пожалуй, мне это неинтересно». И взгляд в пол. К такому ответу я не готова. Совсем. Абсолютно.

В голове сразу мысли о том, что он же нас по-своему любит, он хочет с нами встречаться, он никогда не забывает поздравить с праздником,но понятие о субъектности собеседника у Леши очень слабое, поэтому коммуникация с ним несимметричная, односторонняя, надо с ним... Нет!Торможу себя. Не надо!! Нет запроса на коррекцию, есть запрос на «прийти пообщаться». Общаемся как получается.

Лёша - взрослый человек, он получил высшее образование, работает ( в коллективе не смог, удаленка ему подошла), к быту более-менее приспособлен, домосед и отшельник. Ему так удобно! Имею ли я право СЕЙЧАС вмешиваться в его жизнь, пусть даже на правах давнего друга? Думаю, нет. Возможно, ошибаюсь. Возможно, это в моей картине мира должны быть задушевные разговоры, тёплые беседы ни о чем, воспоминания тоже иногда почти ни о чем, а Леше вполне достаточно дать о себе информацию?

Р.S. Для чего я написала этот пост?

Во-первых, я, как человек часто сомневающийся, хочу узнать мнение читателей о том, стоит ли психологу проявлять активность и инициировать «работу» по совершенствованию навыков коммуникации взрослого человека? Я имею в виду данный конкретный случай. Не исключаю возможности того, что найдутся аргументы, которые повлияют на мое мнение.

Во- вторых, я думаю, что эта история очень показательна с точки зрения актуальных сейчас споров насчёт того, нужен ли комплексный подход в работе с аутичным ребенком или можно обойтись «ударной дозой» монотерапии? Думаю, в работе с Лешей, не хватило именно комплексности (по объективным семейным причинам).

В-третьих, я получаю много сообщений и звонков с вопросами о том, как повлиять на поведение взрослого аутиста (особенно, если речь идёт о синдроме Аспергера). Мне кажется, надо начать с вопросов к нему самому о том, что и как ему хотелось бы изменить в себе. Возможно, ему и так вполне комфортно, и тогда надо сначала искать мотив.
Или нет?

Ирина Кулиш

Расскажите друзьям

Комплекс психологичеких услуг «По максимуму»

2019 (весь год)

2 мес

В комплекс входят: курс лекций для родителей «В начале пути»(5 часов); три лекции о «болевых точках»: аутостимуляциях, ритуалы, мелтдауны-шатдауны; индивидуальная консультация + анализ видеоматериалов о ребёнке ( 1 час через Viber) с целью максимально индивидуализировать рекомендации родителям по теме их запросов; индивидуальное сопровождение в течение месяца: 5 двадцатиминутных консультаций + анализ дополнительных видеоматериалов, в ходе которых дополняются и уточняются рекомендации с учетом информации о том, как идёт процесс их реализации.

Подробнее

Свежие статьи

Новость
СОВСЕМ НЕ НОВОГОДНЯЯ ИСТОРИЯ

Кто-то смотрит на правду - и видит правду. Но иногда это очень трудно, ведь не всегда же она приятна! Кто-то смотрит на правду - и то видит ее, то не видит, в зависимости от того, насколько она вписывается в его представления. А кто-то вообще отворачивается от правды, которая колет глаз или,ещё хуже, жжёт душу - и делает вид, что этой правды вообще нет

Читать
Новость
ИСТОРИЯ С ОТКРЫТЫМ ФИНАЛОМ

Вместе с Лешей в мою жизнь вошло слово «аутизм». Случилось это 25 лет назад, когда ему было 3 года, а я была начинающим, но довольно самолюбивым психологом. А начинающие и самолюбивые обычно считают, что им море по колено. Я на тот момент была психологом 

Читать
Новость
ПРИМЕНЯТЬ НЕЛЬЗЯ ОТКАЗАТЬСЯ (где поставим запятую?)

Бывают статьи, после чтения которых остаётся странное ощущение: с одной стороны, описано то, чем я уже давно пользуюсь, даже не предполагая, что это (вернее, примерно это) -один из протоколов АВА, с другой стороны, есть моменты в этом описании, которые для меня абсолютно неприемлемы

Читать
Читать блог